ПОГОДА

73 год | сумерки
месяц трав

север: слабый снег
юг: дождливая погода
запад: малооблачно
восток: пасмурно

The Last Clan приглашает тебя, путник, в безжалостный тёмный мир полный зверья и чудовищ. Почаще оглядывайся и не доверяй тем, кто идёт с тобой рядом.

АМС

Дар'Хан
Отец-одиночка форума, самодур, ГМ, дизайнер, ленивец. Можно обращаться с любым вопросом.
Связь: только через форум

Райнер
Администратор. Правая и почётная лапа форума, и просто хороший фелин.
Связь: через форум


Агнар
Администратор на испытательном сроке.
Связь: через форум

Эйлейв
Администратор на испытательном сроке.
Связь: через форум и VK

Важное

28.06.2016
Пора сессий и экзаменов не проходит бесследно - активность на форуме заметно поубавилась, но игроки в свободную минутку все равно стараются поддерживать игру.
В ИГРЕ
I. Священные кости
II. Похороны

Последний клан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний клан » Северные земли » Похороны (сюжет)


Похороны (сюжет)

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://i79.fastpic.ru/big/2016/0423/59/580f8fd9d25958cf691174ca3472da59.jpg
Название эпизода

год|время суток|месяц:
73 год|ночь и рассвет|месяц времени
погода:
На удивление тёмная и холодная ночь. Иногда поднимается сильные ветер, засыпающий мелкой снежной пылью собравшихся у кромки замёрзшего озера.

участники и порядок отписи:
Часть I [ночь]
Эпизод начинает ГМ.
Гунгнир Алый и Иса - почётные морды на похоронах, стоят рядом друг с другом возле холодной воды и коры с телами убитой правящей семьи из северного дома.
Сольве Хромой - стоит позади своего вожака и получает приказ разнюхать, что за новую силу прячут у себя шаманы севера.
Локк и Гамлет - брат и сестра наблюдают процессию похорон среди толпы северных лис. Локк замечает отсутствие Сольве и видит, как чёрный лис удаляется в сторону лагеря. Находя это подозрительным, шаман хочет проследить за новым знакомым, Гамлет пытается отговорить брата, так как скоро старейшины начнут совет по выбору нового вожака. Локк решает, что он успеет всё разузнать до начала совета.
Эйлейв - находится также в толпе простых лис, но уже знает план своего вожака (случайно подслушал). Желая возвыситься в глаза Гунгнира, Элейв опять же подслушал разговор Локка и Гамлет, отправляется за северным лисом, намереваясь отвлечь его от слежки за Сольве.

От ГМ: очередь отписи свободная. От Гунгира и Сольве требуется по 2-3 поста.

Часть II [поздняя ночь, почти рассвет]
Сольве Хромой наблюдает, как пара шаманов разжигают костёр в общей пещере при помощи нового знака, который Сольве запоминает, но не успевает разобрать слово, так как его настигает Локк. Всё это издалека видит Эйлейв, решающий не вмешиваться самостоятельно и зовущий своего вожака. Гунгнир получает от Сольве информацию и наседает на Локка, требуя открыть ему секрет знака огня. Элейв также наседает на шамана, но они не успевают воплотить угрозы в жизнь, поскольку Гамлет настигает весёлую компанию и сообщает о том, что старейшины начинают голосование за выбор нового вожака дома. Вожак западного дома и его подручные вынуждены отступить, Локк с сестрой бежит обратно к озеру.

Часть III [рассвет]
Здесь ГМ оставляет завесу, увидите сами.


Место действия:
- замёрзшее озеро у самых границ Ледяных пустошей.
- лагерь северного дома лис

Сюжет эпизода:
Не так давно в доме лис из северных земель случилась трагедия, а именно был убит местный вожак вместе со всей семьёй, и снова была выкрадена книга Фрейра, которую до этого шаманы сумели расшифровать.
На похороны вызвались прибыть вожаки дома запада и востока, но это только для отвода глаз. На самом деле главам домов и их свите хочется посмотреть на таинственные силы, которые стали доступны шаманам, а так же склонить нового вожака северного дома к альянсу против кошачьих кланов и заодно убедить шаманов севера поделится новыми знаниями.

+2

2

В краю безжизненных снежных пустошей и скал, редко кто может представить себе что-то кроме тишины и смерти, тем сильнее удивится ограниченный разум, когда заметит у кромки замерзшего озеро небольшую живую реку из пёстрых лисьих шуб.
В центре, по белому меху, можно было определить толпу местных северных лис. Изредка среди них мелькали бледно-рыжие и чёрные морды. Справа и слева пестрели рыжими шкурами свита вожаков из западного и восточного дома.

Сами вожаки, грозный Гунгнир Алый и хладнокровная Иса занимали почётное место впереди прощальной процессии. Возле них собрались верные лисы и старейшины северного дома. Большинство были молоды или в расцвете лет, но не готовые вести за собой целый дом. Кое-кто из них с интересом косился на прибывших гостей. Что они себе думали, Фрейр их знает, но северные гордецы были наслышаны о заслугах Гунгнира и Исы, и вероятно, были бы не прочь объединиться с их домами. Такая мысль давно бродила среди северных элит, но громко озвучить её никто не решался. Выживать в этих землях было слишком тяжело. Знак огня согревал их, но не наполнял животы.

Крупный белый лис с серой спиной и чёрными глазами внимательно следил за тем, как знахари дома укладывали у тела погибшего вожака его щенка. Последний из тех, кто привёл их в эти земли, пал. И очень скоро, без должного лидера, падут и другие семьи. Переходить горы и селиться среди снега и голых скал была явная ошибка, которую стоило исправить.
Поведя белым ухом, старейшина подавил вздох и кивнул своему помощнику, отдавая приказ начать последнюю речь.

0

3

Было так странно наблюдать их мертвыми. Совершенно мертвыми. Погода была как раз располагающая к подобным мероприятиям, будто бы всему миру было не наплевать на смерть этих канитов. Локк стоял не так близко, но достаточно недалеко, чтобы увидеть их тела, лежащие на коре. Их заносило снегом, и лису казалось, что еще немного и вожак отряхнется или хотя бы чихнет из-за назойливых снежинок, лезущих в нос. Они выглядели очень странно, как будто и не умерли вовсе, если не брать во внимание раны. Северные земли на удивление сохраняют тела в прекрасном состоянии, если основываться на опыте всех похорон. Становится не по себе, глядя на этих "живых" мертвецов.
Мать шамана просидела у тела мертвого партнера пару дней, кажется. Он выглядел потрепанным, но вполне себе нормальным. Его выдавали только те же раны. А вот лисицу, когда она навсегда закрыла свои глаза после ягод, не выдавало ничего. И "Локки" смотрел на них точно так же, как сейчас на правящую семью. Только год назад было более грустно где-то внутри.
Альвар тоже вспомнит подобный эпизод. Вспомнил как мать чуть не бросалась на тех, кто хотел забрать тело отца. Как она ночи на пролет не смыкала глас и прижималась к телу, увы, бывшего возлюбленного. Видимо, любовь была слишком сильной, раз она немного лишилась разума. Аль в тайне надеялся, что она бы не бросила их, если бы ей дали день на раздумья или остановили бы. Он всегда надеялся, это был просто эмоциональный порыв, что она не забыла про них.. От грустных мыслей ему захотелось найти поддержки, но не стоило её ни от кого ожидать.

А наш маленьких плут все это время выискивал глазами знакомые морды чужих домов. Их было не так уж и много, ведь не только элита лисьего общества решила сопроводить вожаков. Легче сказать, что Локк нашел только три-четыре знакомые морды и одну смутно знакомую. Ал тем временем чуть ли не рыдал, отгородившись ото всех ментальным барьером. Малой всегда любит все драматизировать, думать "а если бы.." и надеяться на иные исходы. Не стоит винить мать, как не стоит винить и отца. Да, о чадах никто не подумал, но они же не калеки, чтобы не выжить одним. С какой то стороны отсутствие предков облегчало некоторые мероприятия. Но что мы все про семью да про семью.. Ладно, есть еще один интересный факт: главой рода стал не шаман, а его брат, причем даже не старший, если судить по выходу на свет. Нашего героя преследуют невероятные неудачи, не находите?
Приглашенные гости сильно выделялись из массы северных обитателей, шерсть их была намного ярче, насыщеннее, а западные сородичи выглядели практически как волки, своим ростом сильно выделяясь из толпы. Канит решил, что пока о политике думать - неуважительно, потому что, несмотря на некоторые проколы, правящий род был не таким плохим. Не, лучше так: правящий род был не настолько плохим, чтобы всем вместе кончать в замершем озере. Вот это было настолько сильной провокацией со стороны крылатых, что, реши кто-нибудь пойти на них войной и поубивать каждого гада, многие согласились бы.
Так что пока неудачника занимали мысли о бессмертии, возможно ли найти его вообще. Если нет, то возможно ли продлить свою жизнь? Ведь, если смотреть, все они живут намного меньше других обитателей. Там только новый предводитель появился, а у лисят уже четвертое поколение пошло. Несправедливо, однако. И, если уж не полное избежание смерти, то хотя бы его отсрочка, хоть лет на десять. Разве это будет не интересно? Причем таким трюком, в отличие от первого, было бы уместно поделиться со всеми достойными. К тому времени как раз территорий должно быть побольше.
Тем временем церемония похорон начиналась, а наш маленький мечтатель совершенно забыл, что "добрые" соседи пришли сюда не только почтить память мёртвых тел, а еще и разузнать о магии огня. Он совершенно забыл об этом, пока некоторое обстоятельство не поставило его вновь на землю.

+3

4

бла бла бла!

Отредактировано Гунгнир Алый (10.05.2016 19:27:44)

+3

5

К началу, если можно так выразиться, официальной части мероприятия, когда все гости собрались, и на ледяную пустошь спустилась густая и чёрная северная ночь, Сольве успел отдохнуть и набраться сил после перехода. Теперь же молча следовать за вожаком и изображать не торжественную скорбь, как большинство, но хотя бы задумчивую печаль не составляло для него никакого труда. Немного осмотревшись заранее, сейчас знахарь западного дома не разглядывал с интересом других канитов, а хранил подобающее выражение и не высовывался. Даже замечая что-либо достойное внимания, Хромой фиксировал это в памяти и откладывал на потом, но такого было немного, лишь некоторые особы притягивали к себе взгляд. Однако знахарю требовалось быть безликим; он склонял голову в знак соболезнования, если ловил на себе взгляды северных лисов, и коротко отвечал на такие же лаконичные приветствия.
Процессия приближалась к священному озеру. Гунгнир Алый, маячить за плечом которого было рефлекторной установкой Сольве, немного увеличил расстояние от других канитов, и отдал знахарю вполне определённый приказ. Скажем прямо, подобных действий Хромой и ожидал от вожака. Было одновременно странно и понятно (да, парадокс), почему выбор Алого пал на знахаря. Справиться с заданием было важно, и Сольве собирался действовать чётко и по мере возможности аккуратно, но после слов вожака у него внутри засвербел неприятный, режущий слух смех. Угроза Гунгнира звучала как минимум пустословно, хотя было очевидно, что как лидер Алый был обязан сказать нечто подобное. Нет, Сольве абсолютно не горел желанием отправляться служить в опасные земли, но и со стороны вожака было бы глупостью расходовать действительно хорошего врачевателя, учитывая, что эффективность калеки в бою была близка к нулю. К счастью, Хромой великолепно владел собой и даже не изменил выражение морды. Он понятливо и коротко кивнул, чтобы не привлекать к себе и Алому лишнее внимание поклонами в землю. "Будет сделано".
Затем процессия продолжилась, и Сольве под прикрытием других канитов отстал от вожака, ненадолго заняв место в конце строя. Озеро было уже в двух шагах, и чёрный лис мог разглядеть ряды северных лис. Большинство из них повернулись в сторону новоприбывших, и покидать своё место сейчас было бы крайне идиотским поступком. Даже ночью на фоне бесконечной белой пелены чёрная шерсть Хромого была бы соринкой во всеобщем глазу. Да и физическая форма не позволяла лису сделать ставку на скорость. Всё ещё не меняя выражения морды, Сольве досадливо цыкнул про себя. Ситуация складывалась не в его пользу.
Однако по мере приближения к делегации восточного дома цветных шкур вокруг становилось всё больше. Постепенно внимание канитов рассеялось, и большинство вновь обратили свои взгляды либо на своих вожаков, либо на старейшину. Знахарь, тщательно следя за тем, чтобы на него даже не обернулись, сдал назад и оказался позади вообще всех. Впереди были только спины да хвосты. Сольве сделал несколько пробных шагов назад и ещё раз убедился, что на него никто не смотрит. Тогда он развернулся и побрёл-похромал по следам процессии обратно, повесив голову. Опять же, скорость не была его преимуществом, а спешно скачущий куда-то на трёх лапах лекарь выглядел бы куда подозрительнее. Лишь отдалившись на определённое расстояние, Хромой перешёл на обычный шаг. Чёртовы северные территории вообще не были предназначены для шпионажа; затеряться было абсолютно негде, но при первой же возможности Сольве вошёл в тень скал и дальше двигался в ней. Теперь заметить его можно было только если знать, что искать.
Ну да, конечно. О каких похоронах мы вообще говорим, - размышлял Хромой. Ему было немного жаль погибших лисов. Собравшиеся вокруг их трупов все поголовно делали вид, что пришли отдать последние почести, но многих ли действительно волновала трагическая судьба правящей семьи? В процентном соотношении политические интриги и посторонние мысли, занимавшие умы присутствующих, дали бы огромную фору боли от потери и сожалениям. Это было... несправедливо. Сольве знал, что мёртвым не всё равно. И хотя сам знахарь принадлежал к тем, кто появился на этих похоронах вовсе не ради самих похорон, он кинул в небо короткую молитву, произнесённую одними губами. "Кто знает", - отстранённо подумал он, удаляясь от озера. - "Возможно, я вообще единственный, кто молится за то, чтобы ваши души нашли дорогу по окончании земной".

+2

6

"В целом, здесь даже неплохо". Загонщик с интересом тыкался носом в снег, пробовал его на вкус, да и вообще всячески старался изучить для себя новую местность. Весь пламенный восторг, который разгорелся в нем в момент назначения лиса в качестве свиты в чужие земли, уже потихонечку дал слабину, сменившись детским интересом от происходящего. Эйла даже не сильно заботила сама цель похода, ведь, честно сказать, до фени ему было на то, что кто-то там где-то там умер. Все умирают, а уж тем более если ты важная шишка, то и живи под страхом смерти каждый день. По крайней мере в его маленькой макушке было сформировано именно такое мнение касательно доминирующих позиций в доме. Да и вона, стоит только бросить взгляд на Гунгнира Алого, как невольно брал страх и восхищение. Статности ему не занимать, в отличии от всех северных лис вместе взятых. Нет, само собой Эйнар (и да не будет блуждать душа его в темном мире), с щенячества учил сыновей, что весь лисий народ должен сосуществовать в мире и гармонии, в трудную минуту протягивая лапу. Но, если загонщик был не согласен уже, как минимум, с этим родительским нареканием, то о чем вообще можно было говорить. Поэтому, со спокойной совестью, Эйл продолжал радостно называть про себя всех в округе "карланами несчастными". Факт того, что сам рыжий был едва ли чуть-чуть выше всех остальных его не смущал.
Их процессия немного задержалась у самого озера, позволив зверям перевести дух. Кажется, в этом не было особой необходимости, но никто не оспаривал мнения вождя. На памяти лиса подобного не происходило, а если такие случаи и были, то вряд ли Алый стерпел бы подобное. Так что, радостно потянувшись и завалившись набок в снег, лис начал непринужденно в нем барахтаться, чем вызвал очередные недовольные взгляды в свою сторону. Всю тяжесть от проделанного пути как лапой снимало, а наружные болячки стихали на ура. Кажется, что даже чесаться Эйлейв стал поменьше, так что следует на будущее запомнить этот способ. А злые речи в свою сторону он мог слышать 24/7 и не только в северных землях. Может лис лису и брат, но в семье не без урода, коим Эйл себя не считал. А вот все остальные прекрасно вписывались в эти рамки. По крайней мере те, кто брал право осуждать его. Загонщик же лишь однажды ответил на подобную грубость тем, что если даже "гниляка" взяли на роль загонщика, то не означает ли это, что он едва ли хуже любого другого здорового лиса. В тот день его загривок потерял немало шерсти, но твердость в своих словах позволяла спокойно жить дальше, зализывая раны подальше от злых глаз.
При вожде же, который явно стал благоволить Эйлейву, все ограничивались лишь шепотом и переглядками, ни капельки не задевая его. Так что, смотри-не-смотри, но лис позволял себе вовсю наслаждаться этой вылазкой в новые земли. И он уже чуть было не приветственно тявкнул из снега при виде Гунгнира со знахарем, но вовремя попридержал пасть, сильнее закопавшись. Что-то происходило, а глубокая ночь давала хорошее укрытие, делая угловатого лиса похожим на заснеженный камень. По крайней мере если окинуть местность невооруженным взглядом. Эйл еще никогда не видел, чтобы вождь был чем-то так взволнован. А его слова показались даже жестокими по отношению к несчастному Сольве. К несчастью, узнать что-то получше не удалось, так как моментально процессия преодолела оставшееся небольшое расстояние. Они даже не перестраивались, поэтому Эйлейв оказался довольно близко к знахарю, прожигая его затылок взглядом своих янтарных глаз.
Церемония началась, когда все наконец нашли свои места и успокоились. Вожди сидели чуть поодаль, но даже с такого метража лис вздрогнул, почувствовав на себе краткий интерес своего вождя. Внутри пробрала дрожь, ведь как он мог усомниться в том, что сам Гунгнир Алый мог не заметить какого-то лиса, когда отдавал указания знахарю. Но, переборов себя, загонщик смог ответь на чужой взгляд.
Он был... уверенным? Рыжий заскулил от обиды (чем вызвал к себе новую волну раздражения от других) на себя в том, что не может даже подобрать необходимого слова для описания. Вождь не злился, кажется даже что наоборот. Совсем наоборот. Он смотрел ровно, будто бы знал наверняка о маленьком лисе с большими ушами. И теперь отдавал немой приказ касательно чего-то. Эйл неуверенно переступил с лапы на лапу, закусив от переизбытка чувств губу. Быстрый взгляд на Сольве, сидящего в самом конце рядов. Быстрый взгляд на вождя, начавшего свою речь. Вновь тихое поскуливание, с которым он ничего не мог поделать. Идти вместе с черным? Но ведь в одиночку передвигаться по чужой территории намного проще. Да и почему тогда нельзя было им обоим дать это задание. Почему Алый так смотрел. "Почему." Уже хотелось выть от собственного тугодумия. Гунгнир что- то от него хотел. "Вождь выбрал тебя. Не кого-то другого. Тебя. Ты нужен вождю." Вновь неуверенно обернувшись назад, Эйлейв удивленно вскинул уши - Сольве пропал. Пришлось напрячь зрение, выискивая его среди толпы. Вот он отходит еще назад, еще чуточку и... скрывается. Загонщик и не думал, что знахарь способен так ловко уйти в тень, стоило отдать ему должное. И, кажется пока что никто не заметил этого. Что ж, видимо о церемонии он будет мало что знать, ведь теперь все внимание лиса переключилось на других, а острые уши вылавливали любой лишний звук, либо взгляд "не туда".

+3

7

Чтоб Гамлет было на что отвечать. первый пост - так, для расписки
Мысли Локка уходили все дальше и дальше от этого места. Они переплетались будто бы в воздухе, и лис чувствовал, как нечто совершенно важное хочет пробиться к нему в голову через череп, но кости так сильно мешают.. Он глубоко вдохнул, чувствуя, как его легкие расширяются, занимают весь объем грудной клетки; еще чуть-чуть и она лопнет от такого напора изнутри. Интересно, может ли лопнуть голова из-за избытка навыков? Что будет с ней, когда в мозгу окажутся огромные знания? Это, конечно, просто глупости, но мало ли, ведь не даром есть умные звери и глупые, не зависит ли это от вместимости?
Примерно об этом думал канит, пока все вокруг жужжали, корчили скорбные морды и прочее. Это была, несомненно трагедия, но жизнь на севере, да и вообще на полуострове, не была сказкой. Со временем ты привыкаешь к правде жизни, и бесконечные смерти все меньше и меньше трогают твою душу. Все здесь это знали. Кого-то уход правящей семьи касался меньше, кого-то больше. Были лисы, которые правда горевали об этом, но большинство печалила не кончина. Большинство печалила их собственная судьба. Им будто бы напомнили, что смерть - рядом, что завтра фелины могут прийти и за ними, за их семьёй. Это несчастье означало, что все снова вступают в немирное время, что теперь смертей будет больше, и что этот некогда шаткий мир полностью развалился.

Хоть шаман и был где-то в своих мыслях, но он внезапно уловил какое-то чёрное пятно. Оно было очень маленькое, пробилось сквозь белые тела и снег, но явно направлялось куда-то назад. Сначала значения этому не придавалось, но, когда неопознанный объект исчез из бокового зрения, зверь невольно направил голову в его сторону. Тонкая цепочка бесконечных дум оборвалась, но расстройства по этому поводу не было. Лис четко увидел Солве, который осторожно двигался назад, порой оборачиваясь. Движения его были настолько непринужденными и осторожными, что никто не замечал эту темную штуку, будто бы все было в порядке. Благо, западный знахарь не увидел Локка, потому что тот весьма неплохо затесался в толпу белых шкур. Эта вылазка казалось очень странной, и вид у "партизана" был какой-то слишком подозрительный.
Ситуация, похоже, начала принимать новые обороты. Было очень глупо забывать о том, что все сюда пришли не ради погибших. Уж существуют такие порядки в наше время, что всем становится плевать на всех, когда это не приносит выгоды. а мертвые туши не приносят. Гораздо важнее была тайна огненного знака, которой все так хотели за владеть. Нет, не сегодня. Пусть подобный инцидент и подпортит правление Севера "Великолепного", но не в тот день, когда это видит наш неудачник. Чувство самомнения и жадности до знаний не даёт ему позволить утечку информации. Тем более это огонь. Будь магия попроще и побезвреднее, плут и не обратил бы внимания на её воровство, но тут уже молчать нельзя.
Начались пафосные речи, все старательно делали вид, что им не все равно, хотя пеклись только о своей шкуре. Гости и вовсе порой не делали такого вида, а лишь с интересом оглядывали новые земли. Вот и умирай после этого. Бесславный конец, когда о тебе не вспомнить через год. Что ж, я вас буду помнить, ребята, честно. И если есть в миро справедливость, то вашим убийцам воздастся по заслугам. Идите с миром.
Канит понял, что дело требует его срочного вмешательства, раз все остальные ушли с головой в свою "скорбь". Но покидать подобное мероприятие без предупреждения было нельзя, ведь, как назло, скоро начнутся выборы нового вожака. Он хотел обратиться к Алу, но тот совершенно вышел из реальности. Глаза были пустые, голова опущена, поза скорбная, будто бы он второй раз прощался с родителями. Не подойдет. Внезапно на глаза попался Альвар номер 2, точнее его сестра, поразительно похожая на оного. Их бы все путали, если бы не разные недуги. Что ж, вокруг более никого подходящего не было, а члену своей семьи доверять можно. Пусть она и не амазонка, которая сможет дать отпор всем вокруг, но голова у неё есть.
Наш герой начал осторожно протискиваться к Гамлет, тихо бормотал слова извинений. Благо, она была практически рядом с ним.
- Гэбриэл,- шепнул шаман на ухо своей сестры, настолько тихо, что их не услышали бы в огромной, молчаливой пещере. Он наклонился практически к самому её уху, стоя немного позади, из-за чего она не могла его видеть,- Не оборачивайся, чтобы не привлекать внимания,- внезапно кто-то начал громкую речь, из-за чего пришлось повысить голос. Вроде, вокруг никто не обращал внимания,- Как и стоило ожидать, наши соседи сюда пришли не ради похорон. Я заметил, как наш дорогой гость направился прямиком в лагерь. Я сейчас пойду за ним. Надеюсь, моё предположение ошибочно, но допустить воровства мы не можем. Не в таких сложных условиях. Поэтому я хочу, чтобы ты следила здесь за остальными, чтобы они не направились за мной. Так не долго и на месте наших вожаков оказаться. И да, будь осторожнее, вдруг они пришли еще и территории наши захватить. Потом передашь, что тут говорили. Ладно?
Только во время своей речи канит понял, что над всеми северянами нависла серьёзная опасность. Не нужно было никого приглашать. В лагере осталось пару шаманов, причем не самых умных и гибких, а раскрытие знака огня могло привести к жутким последствиям.. Риск не вернуться из слежки был, потому что все эти "друзья" были настолько фальшивыми, что хотелось плюнуть им в морду и порваться все связи. Но нельзя, придется сотрудничать, чтобы вместе изжить разных гадов. Но потом настанет и их черед, и Локк все им припомнит. Весь этот фальшь, угрозу захвата, воровство и предательство. Надеюсь, моя тушка переживет эту ночь, иначе, этот полуостров не спасет никто. Может, я преувеличиваю, но лучше предполагать худшее и быть готовым. Кто знает, что от них вообще можно ждать.

Отредактировано Локк (24.04.2016 19:46:03)

+4

8

Черный венец - атрибут обязателен. На каждое торжество у нее был свой, особенный венок, но кто же знал, что ей придется сделать еще один, на похороны? Черный. Полностью черный венец. Стебельки цветов переплетались между собой, а на их кончиках были шипчики. Не самый приятный венок, но другого не дано. Либо прийти с ним и почитать память как следует, либо вообще не приходить, а последнего она сделать не могла. Это было бы неуважение к правящей семье...бывшей. Правящей семье. Гэбриэл любила их и уважала так сильно, насколько это было возможно. Никогда не упускала шанса поговорить с кем-то. Она помнит те речи, с которыми перекидывалась с женой вожака. Это было самое приятное мгновение в её жизни.

"- Мы всегда будем здесь. Мы будем защищать наши земли"
"- И мы всегда останемся вместе и будем семьей?"
"- Глупышка, разумеется"

А потом был легкий смешок и на душе стало легко. Все было радужно, а теперь что? Теперь она стояла над телами погибших, почитая память и принеся к берегу цветы. Глупо, наверное, но по другому она не могла. Наверное, будь Гамлет человеком, то неприменено стала бы монашкой. Она такая легкая, такая нежна. Никакой корысти, никакой злобы. И она не понимала, как у кого-то хватило смелости и наглости поднять лапу на королевскую семью? Это было самым низким, самым подлым поступком, который лисица только видела в своей жизни. Они были еще молоды, их дети могли занять их место, но и те: также лежат у берега и ждут своего часа.

- Она обещала....но они не смогли...

Слеза выкатилась из глаза и упала на снег. Гэбриэл встряхнула мордой и заметила, что народ прибыл. Было много лис и все пришли на похороны, даже соседи совершили благое дело и будут почитать память с северным домом. Это было благородно с их стороны, но была какая-то тревога. Что-то чувствовалось в глубине души. Плохое, злое, но Гэби отчаянно пыталась отогнать дурные мысли. Поправив на голове черный венец, лисичка скрылась в толпе остальных, желая занять место в середине, чтобы не слишком все видеть. Туманные зрачки глаз бегали по силуэтам, стараясь найти родных, но никто в поле зрения не попадал. Однако, стоило знахарке опустить морду вниз, как до её уха донесся шепот, который уронил её имя. И только самка хотела повернуться, как услышала приказ этого не делать. В голосе она узнала брата и сердце невольно ёкнуло. Гамлет очень хотела повернуться и увидеть его, но нельзя. Она лишь навострила уши и слушала его. Речь казалась безумной. Неужели он и в самом деле собирается уходить?! Но с другой стороны - опасения и тревога подтвердились. Вдруг соседи и в самом деле пришли не с миром? А если они что-то секретное разнюхают? Ведь северные шаманы смогли найти кое-что интересное и,кконечно, это лучше никому не показывать, иначе, может быть война, а разве нужны еще одни похороны? Это было глупо, но Гэбриэл чувствала нужду, хоть и не хотела это признать.

- Локк, не уходи, прошу. Старейшины вот-вот начнут совет по выбору нового вожака, нельзя тебе уходить. Пусть кто-нибудь другой сходит на разведку. Прошу тебя, брат...

+1

9

Церемония началась. Вождь Западных земель взял слово первым, невольно в очередной раз вызывая гордость за свой дом. Статен, могуч, как Гейррод. Не то, чтобы лис верил в этих всяких бестий, но сравнить Алого с каким-то обычным медведем казалось ему грубым и непростительным. Те звери были неповоротливыми твердолобыми громилами, издающими громкие звуки и плохо пахнувшими. И нет, загонщик знал, что этот самый "Гейррод" тоже был мишкой. Но все же в нем величия было побольше. Ну и, как никак, он был лидером медвежьей нации. "Да и не о том я вообще." Сморщившись так, что на виду показались неровные желтые клыки, Эйлейв постарался переключиться полностью на канитов, чьи отличия сейчас заключались даже не столько в видах, сколько в эмоциях. Коренные жители этих земель все, как один, поддались печали, видимо провожая с вождем свои ясные дни и светлые воспоминания. "Ну и дураки, -" честно подумал лис. Убивания о ком-то, даже "якобы" столь важном в жизни каждого белоснежного тут, его совсем не трогали. Вся его семья охотилась в Бесконечном Лесу, оставив сына в мире живых. А он даже не злился из-за этого, считая, что всем свое время. Вряд ли бы духи решили забрать к себе кого-то, чей срок еще не пришел. Лис свято верил в то, что смерть является официальным признаком того, что в своей жизни ты сделал все, что только мог. И пускай эту семью убили - без разницы. Духам виднее.
Аккуратное движение чуть-чуть правее не ускользнуло от янтарных глаз западного загонщика. Два белых лиса - самец и самка - сидели рядом. У последней на голове был причудливый венок, коих в своем доме Эйл не видел даже у самых закоренелых модниц. Да и вряд ли дамы их земель согласились бы на такую причуду - почти все были довольно колкими и остры на язык. Загонщик их даже побаивался порой, предпочитая во времена гона отсиживаться как можно дольше в норе, пока безумие не прекратится. А вот эта белоснежная особа выглядела совсем не такой. Решив про себя, что венок она может носить по праву, канит уж было хотел отвернуться и дальше изучать чужие морды, если бы не случайные обрывки фраз самца. Толком он мало что понял, но угрозу чувствовал однозначно - Сольве заметили. От волнения задрожали лапы, но загонщик не придал этому особо значения, как и другие возле него. Все они слушали Гунгнира Алого, не слыша никаких других речей. А именно за вторым вел охоту Эйлейв.
Северный лис хотел пойти следом, а это значило возможный будущий конфликт. Ох, не этого ожидал от него вождь, не этого. Но последующий шепот самки его немного успокоил, просящей о том, чтобы он не рисковал. Будь загонщик более бесцеремонным (или не на столько важном мероприятии, или не со столь важной миссией), он бы непременно разбавил своей рыжей мордой их благородный цвет, убеждая канита в правильности слов его самки. Пусть лучше сидит тут и слушает. А Эйл... Он в любом случае проведает знахаря, чтобы тот не вляпался в какую-нибудь переделку. Но чуть попозже, пока следовало превратиться полностью в слух и успокоиться, а то от возбуждения начал чесаться и без того убитый подбородок.

+1

10

Сестра, видимо, была крайне расстроена похоронами. Странно, Локк никогда не видел, чтобы она тесно общалась с кем-то из правящей семьи. Хотя сей факт мог ускользнут от его глаз и носа, ибо они были направлены в сторону шаманизма или политика. Да, лис кается в том, что не уделяет достаточное время своей семье, хотя сильно их любит. И он не виноват, что Аль такой же малообщительный. Но в такие моменты по душе канита проскальзывало мимолетное сожаление о том, как он проводил свою жизнь. У брата уже была пара, щенки, одна из сестер, вроде, тоже планирует обзавестись потомством, а он? Так и проведет всю свою жизнь с мелким Алом или вообще без него, если ему надоест такое к себе отношение. Все его родня, рано или поздно, перестанет относится к нему, как к члену семейства, и все оставшаяся жизнь будет пропитана одиночеством.
Когда-то, примерно год назад, его дорогие сиблинги подшучивали, что пора бы ему уже положить глаз на кого-то, пытались свести с какой-то самкой, советовали, как сделать это самостоятельно. Но шаман повел себя с ними слишком холодно, даже грубо, если учитывать, что они о нем пеклись. С того дня пропасть между ними уже начала расти. И сейчас наш герой среди множества шкур мог лишь интуитивно предположить, где были его родные; слишком давно он их не видел, практически никогда не обращал внимания, чтобы запомнить их окрас, запах. Теперь все размылось, и они - чужие друг другу. Сейчас осталась лишь Гамлет, которая по своей сути не могла предать его, бросить или забыть. Пожалуй, только на неё зверь бросал взгляд, если та попадалась ему по пути куда-то.
- Не думаю, что кто-то другой понимает, в чем дело. Все как-то разом забыли, что у нас плачевное положение, и даже такого количества соседей могло бы быть достаточным, чтобы нас захватить,- Потому что в момент опасности все будут думать о себе. Не идти единым строем на врага, а постараться уберечь себя или близких, в лучшем случае, лишь пара тройка наших собратьев будет готова защитить остальных. Посмотрите на них, они, похоже, и правда не думают об опасности. Считаете это просто данью уважения? Да они с роду наших вожаков не видели, мы живем слишком далеко. Все пришли поглазеть на огонь, узнать секреты, оценить обстановку у нас.. Не нужно было никого приглашать. Надеюсь, это не будет стоить нам чего-то важного,- И едва ли мы можем кому-либо доверять в таком деле, Гэбриэл. Так что у меня просто нет выбора. Но на я не могу отсутствовать на выборах, иначе, если они вообще вспомнят о моей персоне, начнут искать, и конфликт уже приобретет открытую форму. Лучше пока вести подпольную борьбу, пока они не ушли восвояси, сделав вид, что мы еще добрые друзья. Ладно, мне уже пора. Будь осторожна, сестра.
Локк медленно, чтобы не привлекать лишнего внимания развернулся, Он так и не видел морду родственницы, но предполагал, что её выражение едва ли было радостным. И не вышел бы этот героизм мне боком, если подобный поступок вообще можно так назвать. Ладно, Локки, соберись и смело иди вперед. Благо, этот знахарь хромает, значит, не сможет оторваться слишком сильно.
Подобно Солве минутами ранее, шаман начал медленно и осторожна двигаться среди теплых тел, едва пошевеливая всю массу. Его побег, правда, был более незаметен из-за цвета шерсти. Канит постарался идти как можно с краю, подальше от глаз соседей. Если это спланированная операция - им конец, если же банальное любопытство, отданное на рассмотрение двум-трем ребятам, то дело поправимое. Лис втиснулся из последнего ряда и поспешил за разведчиком. Он решил особенно не оглядываться назад, чтобы не вызывать подозрений. Пусть все думают, что они пошел проведать лагерь, что-нибудь принести или поддержать огонь. Этот уход, по крайней мере, вызывал намного меньше вопросов, чем прошлый. Хорошо, что на снегу остались следы лап, пусть там их было много, но в сторону лагеря направлялась лишь пару цепочек, плюс снег все еще хранил в себе едва различимый запах знахаря. Что ж, блеснем опять и затмимся Севером, который изловит воришек раньше меня. Чисто случайно.

+1

11

Гамлет не могла так просто отпустить его, просто не хотела. Было желание прямо сейчас взять, и сильно вцепиться тому в загривок и не отпускать, раз он по-другому не понимает. Хм, а возможно, это она не понимает? Не понимает того, что, если брат не отправиться исследовать ситуацию, то она может стать действительно еще хуже, чем сейчас. Но она также свято верила, что старейшины его не забыли и обязательно хватятся, а его и нету. Тогда может просто все рухнуть. То, к чему Локк шел достаточно долго и приложил не мало усилий. Если это все сломается, то Гамлет будет в какой-то степени и себя винить, что не смогла удержать брата на месте. Будет винить за то, что никогда не могла нормально кого-то отговорить, как бы не старалась. Пожалуй, это была её слабая сторона. Лисица не умела кого-то держать силой и, если кто-то хотел уйти, то она не держала, даже не показывала эмоций, но потом, обязательно убегала в лес и плакала. Вот просто разрывало её в такие моменты и она задавалась вопросом: Почему такая...такая мягкая. Для нее сложно взять ситуацию под свой контроль, отдавая это дело кому-то другому. Вот и в этой ситуации получается также: она не смогла, а он уходит, даже не сказав кому-то еще. А надо ли? Локк видать, хотел все сделать даже в тайне от сородичей, на что рыжая лишь покачала мордой.

Ты не исправим...

Гэбриэл только хотела повернуть мордаху в сторону брата, но тот уже бросил на прощание слова и скрылся в толпе. Она обернулась, но не увидела даже его шерсти. Лишь чужие морды, да морды соклановцев. Печально вздохнув, знахарка вернула взор, но не на толпу, а на небо и тихо прошептала себе под нос.
- Хранят тебя духи, брат...- она верила, что у него все получится и все пройдет гладко, без лишнего мордобоя. Гэби бы не хотела вместо обычных лис, трудиться над здоровьем брата, поскольку ей было бы также больно, как и сейчас.

Он сильный.
Он умный.
Он обязательно справится.
И Гамлет в это верила всем сердцем, но все равно нельзя было терять бдительность и быть готовой ко всему.

Отредактировано Гамлет (05.05.2016 18:50:44)

+1

12

Вот и началось движение. Морда самца оказалось знакомой, когда тот ее случайно засветил при повороте. "Локк." Недовольно цыкнув клыком, Эйлейв стал провожать его взглядом, не решаясь повернуть голову - нечего привлекать лишнее внимание. И бросаться прямо сейчас следом было бы идиотизмом, ведь с его ростом это не оказалось бы таким уж незаметным. А стоит ему пойти за Локком, как и тот попадет под наблюдение. Судорожно выдохнув, загонщик попытался отвлечься на речь вождей, но она казалась ему сейчас до безумия скучной. Он-то думал, что у них жизнь яркая и интересная, а по сути... Вот они, рядовые каниты, выполняющие все опасные задания во благо дома. Это сейчас не Гунгнир разрывался от желания что-то делать, а его внезапный протеже. С другой стороны это можно было считать окончательной его тренировкой после множества охот и патрулей, которыми канита нагружали помимо обычных обязанностей перед другими. Фыркнув про себя, западник позволил себе украдкой еще разок взглянуть на лис возле себя. И все, абсолютно все сейчас смотрели вперед, наблюдая за ритуалом. Но все равно было слишком рискованным сейчас вставать и идти куда-либо.
- Эй, приятель, - шепотом обратился Лейв к какому-то черному незнакомцу, - где у вас тут помочиться можно? Все эти моменты такие волнительные. Я никогда не досиживал их до конца. Кажется это мое личное проклятие. Матушка, да будет охота ее вечной, хотела добавить мне титул ссыкливый, представляешь? Вот мне бы свезло тогда с ним в будущем, - закончил лис с неприятным смешком. Вкупе с несвежим дыханием, а также вечерней стычкой с Локком, это подействовало моментально. Канит, не скрывая своего отвращения, что-то раздраженно прорычал и кивнул головой. Как удачно, что направление фактически совпало с тем, куда ушли белоснежка с Сольве. От души поблагодарив черного (на что тот стал раздражаться еще больше), Эйлейв двинулся заданным маршрутом, бормоча про себя слова о собственной неловкости и извиняясь за чужие отдавленные лапы. Кажется он смог все-таки подпортить настроение еще нескольким десяткам лис, но зато и смотреть на него никто особо не хотел - слишком доставучим оказался. Довольно дернув ушами, загонщик перешел на резвую трусцу, с трудом вглядываясь в протоптанный снег - нужно было обнаружить следы двух его знакомых.

+2

13

Тени пересекались, накладывались друг на друга, создавая для Сольве дорожку, по надёжности сравнимую с наледью на зимнем озере. Кажется, что застывшая вода прочно держит тебя и ведёт над тёмной бездной, но ты не заметишь момента, когда тонкая трещинка расползётся паучьей сетью под твоими лапами, и лёд разойдётся, не оставив ни надежды выкарабкаться. Точно так же создаётся иллюзия того, как тень скрывает тебя от чужих глаз; думается, что в толпе никому не будет дела до твоего тощего тельца, которое ты тащишь по снегу в неизвестность. Ну да, убеждай себя. Всё пройдёт гладко, всё получится. Да когда такое бывало?..
Хромой поморщился. Становилось сложно отличать привычную обманчивую дрожь слабости в лапах от тревожного предчувствия. Как бы там ни было, приходилось продолжать путь. Слово лидера, ага, закон, внешнеполитическая ситуация, отношения между кланами... Забавно, какой мелкой и какой безвольной деталью во всём этом был Сольве. Сейчас он ощутил это в полной мере; был ли отданный Алым приказ умным ходом или нет - сложный вопрос, и да, и нет, на взгляд знахаря. Он бы, конечно, сделал по-другому, постарался бы не рисковать мирными отношениями между домами. Но шпионаж, причём довольно наглый, - тоже вариант, возможно, имеющий право на попытку. Досаду вызывало не это, а очевидная непросвещённость подавляющего большинства. Основу общества, разумеется, составляют рядовые загонщики, так и работает система. Однако каким образом на её верхушке оказываются лисы во всех отношениях достойные, но просто-напросто обделённые необходимыми талантами, оставалось для Сольве загадкой. Лидеры - одно дело, монархия выращивает из них будущих правителей. Советники же и старейшины зачастую ставили Хромого в тупик. Приходилось напоминать себе, что его нынешнее положение знахаря - уже своего рода достижение. Быть полноправным членом общества для него - это то, чем он не может позволить себе рискнуть. Именно поэтому он продолжал вести непринуждённые беседы и подшучивать над собой. Именно поэтому он сейчас продвигался вперёд по глубокому снегу по направлению к лагерю западного дома лис.
Сольве не останавливался, пока озеро и похоронный процесс не скрылись за изгибами покрытыми льдом скал. Внезапно налетевший порыв ветра бросил в морду чёрного лиса горсть ледяных крошек и загнал его в укрытие. Хромому пришлось устроить короткую передышку, чтобы удержать равновесие, и он воспользовался этим моментом, чтобы оглянуться и проверить, заметили ли его отсутствие, а если заметили - предприняли ли какие-нибудь действия. Лис аккуратно выглянул из укрытия, но жестокий северный ветер, словно защищая свои территории, плюнул снегом ему прямо в глаза. Морду обожгло холодом и болью, к тому же Сольве ничего не удалось увидеть. Он шипяще выругался себе под нос, с трудом разлепил веки, из-под которых выступили слёзы, и похромал вперёд с двойным усердием, будучи глубоко в душе уверенным, что его преследуют, но не имея тому никаких подтверждений. Всё, что ему оставалось, - это попытка оторваться (да, самому смешно) и надежда обнаружить искомое до того, как обнаружат его.
К счастью, время в этот раз сработало на него. Благодаря утренней экскурсии северного шамана Сольве узнал лагерь: возвышающаяся чёрная громада скалы с провалом пещеры вместо пасти, где плясали отблики огня. Даже с такого расстояния знахарь был уверен, что слышит голоса; ветер немного стих и стало теплее. Подобраться к скале не выходя на открытое пространство было невозможно. Хромой был уверен, что шаманы не ожидают гостя и потому не будут прислушиваться к внешним звукам. Однако в нём говорила паранойя, и вещала она, что за ним уже наблюдают. Откуда - неизвестно. Но сам вид чёрного силуэта на белом холсте, там, где его быть определённо не должно, напрягал Сольве, стоило ему представить это. Он дождался, пока ветер снова не поднял вой, и под прикрытием вьюги, с трудом переставляя ноги и держа глаза открытыми, добрался до входа в пещеру, где и замер, скрытый от глаз шаманов.
Всё его худое тело было напряжено, каждая жилка почти звенела, но активнее всего работал мозг. Знахарь подобрался к цели аккурат в нужное время. Внутри пещеры начиналось какое-то действо. Сольве повернул уши, чтобы улавливать как можно большую часть разговора. По-видимому, шаманы к чему-то готовились и несколько раз прозвучало упоминание наследия. Книга, ну конечно. Новые знания. Хромой был слегка удивлён тем, что его вылазка увенчалась успехом на данном этапе. Похоже было, что Алый ткнул лапой в небо и попал. "Нет, ну кто же подвергает тайную информацию такому риску? Очень умно ставить под удар свой единственный козырь в тот момент, когда на территориях собрались представители всех домов. Впрочем, так же умно провоцировать возможный конфликт. Раздери Като канитов, в чьих головах не помещается больше одной мысли".
А затем вся досада испарилась, и все оформленные мысли вылетели из его головы. В каменной пасти скалы взвился и затанцевал огонь. Шаманизм, сила подчинения и управления; Сольве впервые видел её вот так, вблизи и так... естественно. Это завораживало настолько, что Хромой на мгновение забыл о своей миссии. К счастью, он тут же встрепенулся и отыскал глазами источник магии. Знак, вычерченный на земле, горел и светился пламенем (или это было воображение чёрного лиса?), отпечатавшись на глазном яблоке. Сольве почувствовал мелочное торжество в груди, поняв, что запомнил знак, но тут же задавил эмоции.
Однако заклинание ещё не было закончено. Хромой, наблюдая за шаманами, осознал, что ничего толком не произошло, и сила не была оформлена. Для этого требовалось, конечно, слово. Разумеется, вряд ли Фрейр зашифровал в своих книгах простейшие знаки, для активации которых не нужна вербальная магия. Чёрный лис навострил уши, пока северные не имели ни малейшего понятия, что за их ритуалом наблюдают.

+2

14

Для экономии времени Локк решил немного срезать, потому что потратил достаточно времени на болтовню, чтобы сильно отстать даже от хромающего лиса. Он выбрался на сокрытую от чужих глаз северную тропку (тропка была под толстым слоем снега, конечно же), которую никто не показывал незнакомцам. Знаете, всегда есть некий аварийный выход или короткий путь, который тебе показывают в определенный момент. А потом старейшина своим скрипучим голосом произносит: "теперь ты знаешь больше, но никто чужой не должен об этом знать". Иначе можно будет напасть на лагерь практически беспрепятственно, или просто опередить кого-то, чем шаман сейчас и занимался. Канит старательно заметал следы хвостом, чтобы не выдать заветный путь, и успел проклясть судьбу за такой выбор, потому что с этой конспирацией на путь уходила времени столько же, сколько и по привычной дорогой.
Он давно тут не был, из-за чего пару раз наткнулся на острые камни, скрытые от глаз, потом чуть не свалился в огромнейший сугроб, который с такой глубиной вел, очевидно, в преисподнюю. В итоге, чертыхаясь на каждом шагу, наш неудачник вырулил на нормальный путь, потому что идти по "скрытой тропке" было невозможно при всех её плюсах, которые, к сожалению, никак не хотели идти в голову. Нужно с ней что-то делать, а то несерьёзно держать супер путь отступления в таком состоянии. Он был не один, но, случись что, те, кто по мену дойдут, едва ли спасутся от напасти.
Через минуту Локк сформулировал достоинство того пути: относительное безветрие. Ибо на привычном маршруте бушевал такой жуткий ветер, что зверя чуть ли не сбивало с лап его порывами, а легкие и пушистые снежинки вонзались в глаза и в нос, словно были сделаны из стекла. Такие порывы быстро замели следы Солве, но шаман убедился в конечной точке его миссии, поэтому можно было не переживать, что тот окажется не там. В подтверждение этому кое-где попадались очаги запахов знахаря, которые становились все сильнее и сильнее.
Играть в шпиона оказалось совершенно не весело, потому что оказалось неблагодарным и травмоопасным делом. Лис с грустью посмотрел на свои грубые от скал, изорванные сейчас ими же лапы. Да уж, мягкостью грунт тут никогда не отличался, но на этой адской дороге.. Казалось, что там собрали все самые острые камни с полуострова. Он особенно не заворачивался на тему розоватых следов, которые уже, к слову, перестали за ним тянуться. Кому может приди в голову следить за ним? Ну, очевидно, только тому, кто знает про задание Солве. Зверь оглянулся, принюхался, но ветер как нельзя некстати подул ему прямо в морду. Ну ладно, там может быть кто-то с малой вероятностью.
Внезапно карий глаз зацепил темное пятно на снегу, буквально кричащее о местонахождение хозяина. "Попался!"- с некой игривой интонацией произнес про себя лис. К данному моменту мысли об иноземном захвате покинули его голову, потому что это было бы слишком глупо. Ясно, что бедного хромоножку послали разведать новомодный знак, а не устраивать секретную смертельную операцию в тылу. Все начало казаться несколько книжным, словно Локк не участвовал в этих событиях, словно ему рассказывал историю какой-то старейшина..
"И вот наш будущий вожак.. ты же помнишь, Локк, что этот бравый лис потом чудом стал вожаком? То-то же, самым великим правителем севера, да и всего полуострова.. Так вот, он прижался к земле как можно ниже, чтобы его и без того светлая шерсть совершенно слилась с окружающим миром. А тот чужак, я уже не помню его имени, аккуратно-аккуратно крался вперед. Но наш вожак был умнее и проворнее, он смог увеличить скорость и настигнуть злостного нарушителя в самый ответственный момент".
- Солве!- иронично выкрикнула белоснежка в самый ответственный момент заклинания. Рот одного шамана двинулся, а из пасти, очевидно, раздался какой-то звук, но радостные выкрики канита заглушили и без того тихий шепот,- Вот уж не ожидал вас тут встретить. Какими судьбами?- его интонация была странной, даже слишком. Зверь пытался придать ей дружественную окраску, словно давно не видевшиеся друзья совершенно случайно встретились где-то, и один из них так рад и удивлен.
"Но, мой юный друг, он просто решил поиграть, наш вожак был тем еще прохвостом. В го словах витала некая скрытая угроза, меня там не было, но уверяю, что у любого шерсть бы от такого выпала! Но у того знахаря - нет, крепкий был лис на нервы, да и не дурак, знал, что Локк-то наш не будет здесь устраивать драку или выяснять отношения. Но, знаешь, может и стал бы, больно вид у него был зловещий, хоть и не агрессивный, умеет же он так делать! Так вот, может, оно и кончилось бы дракой, если бы не случай.."

+2

15

Слишком много запахов вокруг. Загонщик зло сплевывает густой сгусток слюни, после чего в очередной раз утыкается носом в снег. Огромное количество свежих лисьих троп перекрывают друг друга, создавая полную неразбериху в запахах. Вот какая-то самка шла на север, а эта взяла чуть правее. "Издевательство." Эйлейв скрябает лапой снег, успевший неплохо так выпасть на дорожки. Наконец удается уловить именно то, что искал. Уши довольно дергаются, как и хвост, но западник быстро успокаивается и, облизав нос, старается как можно лучше уловить еле заметный запах их знахаря. Дерьмово получается, надо признать. На секунду даже кажется, что где-то проскальзывает Локк, но об этом было тяжело судить. В конце концов, это его земли, само собой здесь все воняет этим шаманом.
Фыркнув пару раз, чтобы как следует очистить свой нос, загонщик вновь вылавливает Сольве и резвой рысцой идет следом, стараясь как можно сильнее пригнуться к снегу. Конечно, ночь здесь была на лапу, позволяя его яркой шубке не так уж сильно выделяться на общем фоне. Хотя, чего уж тут врать, все равно заметить его невооруженным глазом было проще простого, из-за чего приходилось держаться как можно ближе к выступающим камням, тенью скрывающими шпиона. В детстве, на родной территории, канит нередко точно также крался, чтобы подсмотреть чужие тренировки или символы шаманов. Но там было проще, родные леса и кусты надежно скрывали наблюдателя, позволяя ему втихаря получать чужие знания. Ох, как же горд был этот маленький щенок тогда, когда все проходило по плану. Стоило бы сказать спасибо всем тем, у кого он крал ту или иную технику, но... нет. Он просто получал то, что было его по праву. Канит, за счет своей хитрости, смог наконец-таки стать образцом среди многих, несмотря на свое детство и подростковый период.
Ветра здесь были дикие, совершенно не похожие на западные. Или ему просто не повезло с тропкой? Но нет, Хромой же как-то умудрился пробраться здесь, а значит и более крепкий загонщик справится. Рысца давно сменилась более тяжелой поступью, позволяющая тверже держаться при подъеме. Безусловно, он был не самым крутым, но вкупе с природой это казалось фактически невыполнимой задачей. Злобно оскалившись, Эйлейв бросился вбок, выбирая тропку параллельную этой, но явно не пользовавшейся особой популярностью. Она была скрыта чуть получше, да и ветер бушевал здесь не с такой яростью. Поэтому остаток пути прошел вполне сносно, хоть и вслепую. Загонщик мог только надеяться на то, что Сольве не свернул куда-нибудь, а все также направлялся в лагерь.
- Что за хрень. Лейв, не обращавший особого внимания на дорогу, сейчас стоял на небольшой скале чуть позади Сольве. Все было хорошо. На удивление хорошо. "Может Локк потерялся? Или попросту решил не идти?" Шерсть на загривке встала дыбом от интереса о судьбе белоснежки, но не он был его целью. Гунгнир дал ясно понять, что загонщик здесь нужен для безопасности знахаря, который старательно наблюдал за чужими действиями. "Не так уж лисы и отличаются друг от друга." Тихо хмыкнув, западник уже собирался лечь на своем выступе, как из ниоткуда появился белый шаман, прервавший все действие. Эйлейву безумно хотелось по геройски соскочить вниз и дать ему отпор, но вот только разум уже дал команду "разворота", заставляя канита максимально быстро спуститься вниз. Это не та битва, в которой он мог что-то решить. И уж точно подобная потасовка не сойдет за обычное баловство, с учетом того, что на этот раз провинились "западные верха", а не один обыкновенный лис. Здесь нужен был вождь.
Эйлейв резко затормозил, с ужасом уставившись перед собой. Алый сам сказал, что если знахарь попадется, то он не станет встревать. Тяфкнув от обиды, канит начал метаться на месте, не представляя, куда действительно стоит побежать. Все же помочь Сольве? Это было страшно и чертовски опасно, на самом-то деле. Позови Локк других шаманов, как все его физическое превосходство тут же сойдет на нет. И к тому же теперь белый знал о его слабых местах, что безусловно было его преимуществом. "Это не моя битва. И не мой приказ." Лейв честно пытался успокоить себя этими мыслями, что выходило довольно-таки плохо. Уже не с такой уверенностью, загонщик Красного Клыка продолжил свой путь к месту церемонии, молясь всем Верховным о снисхождении Гунгнира. "Он должен будет понять. Вождь не имеет права бросить своего подчиненного в такой ситуации. Особенно, если ее зачинщиком он же и является." Приободрившись, канит выбежал на замерзшее озеро, судорожно выискивая глазами Алого. Его дыхание сбилось из-за безумного бега по снежным скалам, но он даже не замечал этой ерунды, осматривая полчища лис в поисках лишь одного.
Вот удача! Вождь, закончивший свою речь, сейчас сидел среди своих западных собратьев, без особого интереса наблюдая за дальнейшим процессом. На этот раз можно было не расталкивать толпу, а, обойдя всех слева, обратиться непосредственно к Гунгниру. Сглотнув, загонщик направился по такому маршруту, стараясь скрыть дрожь в лапах. Никто не должен видеть его переживаний, а тем более запад. Он слишком многое сделал для того, чтобы получить если уж не всеобщее уважение, то всеобщий страх перед своим нравом. "Со всеми можно справиться." Выдохнув, Эйл сел возле вождя, настроившись решительно.
- Не все северные сейчас здесь, - как можно тише и спокойнее начал канит, как будто бы говорил об обыденных вещах, - их шаман явно ожидал подставы. Сейчас он с Сольве. Кажется, тот успел узнать все, что было нужно. Загонщик сильно сжал челюсти, не зная, должен ли еще хоть что-то сказать. Он соврал, совершенно откровенно соврал сейчас Алому. Эйл видел, как знахарь наблюдал за процессом, но до конца ли он успел - неизвестно. Может он и был простым загонщиком, но о шаманизме многое знал. В особенности то, что каждая черточка чертовски важна, как и слова для ритуала. "Хоть бы ты успел все разузнать, Сольве."
Алый медлил с ответом, все также рассматривая других выступавших лис перед собой. "Какого хрена он так медлит?" Дрожь в лапах усилилась, а сомнения в собственных действиях окончательно разъедали лиса изнутри. Вот и все, он ошибся. Его прекраснейшая репутация только что покрылась сверху черным крестом. - Хорошо, я понял. Это моя забота, - с нескрываемой злобой выплюнул лис. Кто знает, что там сейчас происходило возле лагеря, пока он бегал туда-сюда. Возможно Сольве уже взяли под стражу, а Локк практикует очередную поучительную речь про поганый запад.
- При всем моем уважении, Гунгнир, это поступок дерьмового лиса, не достойного быть вождем. "Если уж мой карьерный рост заканчивается здесь, то можно и не бояться усугубить ситуацию." Но не успел канит встать, как следом поднялся и сам Алый, с не читаемым выражением на морде. - Рад, что у вас все-таки проснулась совесть по отношению к Сольве. "Как и ко мне."
Их отсутствие никого особо не удивило - западники привыкли, что эти каниты часто бегают вдвоем. А остальные были слишком далеко, чтобы обратить внимание на какие-то две фигуры, скрывшихся по направлению к лагерю. Эйлейв был благодарен Всевышним, что путь прошел в тишине. Ему не очень хотелось сейчас выяснять отношения с вождем, ведь зная нрав последнего, следовало готовиться как к похвале, так и к нагоняю. "Выдержу. По крайней мере я сделал все правильно." Они бежали по тропке Хромого, которая оказалась довольно легкой без ветра. К тому же это был кратчайший путь к лагерю.
Все произошло в мгновение ока. Западники только поравнялись с остальными лисами, как Гунгнир, совершенно игнорируя Локка, направился прямиком к своему знахарю, о чем-то с ним негромко перешептываясь. Почувствовав легкую обиду, Эйлейв прижал уши к голове и сделал слабый шажок назад. "Так вы просто запугивали его? Или не способны держать свое слово. А, вождь?"
Получив нужную информацию, Алый наконец обратил внимание на северного шамана, лаконично попросив его поведать остатки ритуала. По крайней мере для западного вождя это еще было довольно миролюбиво. К несчастью Лейв знал характер как Алого, так и Локка. "Если... Точнее, когда Локк воспротивится, придется либо оттаскивать от него вождя, либо вставать на его сторону, стараясь взять слово."

+2

16

Знахарь явно не ожидал увидеть здесь кого-либо, потому что едва ли решил бы так открыто действовать, подозревая слежку. Локк же смотрел пусть и снизу вверх, но выглядел в этой ситуации достаточно опасным. Шерсть на загривке чуть поднялась, а задние лапы напряглись, готовые в любой момент броситься в погоню или же в атаку, если Сольве решит на него напасть. Второе было маловероятно, но, знаете, даже такие с виду невинные ребята могут наделать кучу проблем. Шаман нервно выдохнул воздух, не отводя своего проницательного взгляда от хромого, как говориться, сверлил западника морально, пытаясь влезть к тому в душу и узнать, что же тот узнал.
На секунду вокруг повисла пауза, оба не хотели её прерывать. Ведь оба знали, что может быть дальше. Это была слишком явная поимка, тут уже не отделаться простым "простите" или "а я случайно", потому что по взгляду северянина было понятно, что просто так он не намерен расставаться с вражеским шпионом. Было не ясно ли то, пойдет лис объявлять о происшествии старейшинам, или же сам решит эту образовавшуюся проблему. Но вид у зверя был грозный, хотя в глазал плясали нотки веселья. Конечно, ему было отчасти забавно и интересно, потому что последнее время его жизнь была достаточно скучна, а тут такое! Да и подобный подвиг не может остаться незамеченным, значит, это только поможет ему укрепить свои шансы. На морде проскочила тень усмешки, словно в голове образовался дьявольский план, который нравился ему до коликов лап. Редки были моменты, когда канит проявлял свою потайную сущность, не устрашающую, а пугающую чувство вседозволенности.
- О Сольве! Знаете, это очень забавная ситуация, потому что на месте лазутчика я видел н вас. И кому в голову придет посылать на такое задание хромого,- Локк встретился взглядом с глупыми шаманами, которые решили разжигать огонь, не проверив, есть ли кто-то рядом. Их ждет серьёзный выговор после этого, пусть они еще не знают своей вины, из-за чего природа сердитого взгляда им не ясна. Она настолько бестолковы, что даже сейчас не понимают своих ошибок. Идиоты. Наш неудачник махнул головой куда-то в сторону, очевидно, приказывая убраться отсюда. пока ему не хотелось выводить конфликт на публичный уровень, ведь всегда можно порешать дела с глазу на глаз,- Вы же понимаете, что...- начал канит, делая шаг в сторону знахаря, как вдруг его уши уловили еле заметный скрип снега, а после глаза выловили двух иноземцев. "Блестяще. Сначала ты хотел устроить кому-то неприятности, Локки, а теперь они ждут тебя.."
Шаман хранил гробовое молчание, пока западники разбирались друг с другом. Сейчас ему не хотелось лезть. Он даже присел на землю, обернувшись некой статуей, которая изредка переводила взгляд с одного гостя на другого. Они пока разбирались между собой, а наша белоснежка незаметно чертила когтем знак. Знаете, шаманизм становится очень удобным в таких ситуациях, когда можно напасть незаметно, ибо в бою эта дисциплина, мягко говоря, сложна. Было изучено мало знаков, а придумать что-то интересное на поле брани, когда в крови бушевал адреналин, было сложно. тем более нужно было умудриться начертить знак. Пасть уже была готова произнести заветное Хоф и покончить со всем этим цирком. С помощью этого заклятья будет просто справиться с троими: взять одного под контроль, тогда останется лишь один противник, ведь хромой был не страшен.
Так, конечно, не могло продолжаться долго, поэтому вскоре к небу обратился Алый. Из-за его фразочек хищник еле сдержал истеричный смех, настолько это казалось абсурдным: просить, точнее заставлять, его раскрывать секрет дела всей его жизни. В глазах блеснули недобрые огоньки, казалось, что парнишка погружается в некое безумие. Его одолевало страннейшее чувство из всех, что доводилось знать на своем веку. Он бросал вызов Гунгниру, всему дому Красного Клыка, да всему полуострову в своей борьбе за знания. "Потому что вы, глупцы, цените лишь только силу, но, узнай я хоть на несколько знаков больше, я бы уже захватил ваши семьи и земли, потому что вы ничего не сможете этому противопоставить. Я говорю, что мне нужны лишь знания, но, друзья мои, от них идет тотальное превосходство... И оно наступит рано или поздно."
- Неужели вы думаете, что я, самый больной на голову шаман своего дома, хоть слово вам по этому поводу выдам? Я скорее прикончу вас на месте за такую наглость и подлость, и эта тайна умрет для ваших сородичей навечно. И плевал я на конфликты или недовольства, за свои убеждения я готов постоять хоть перед всем вашим домом, и я перекушу глотку каждого, кто посягнет на это, лично, если вы не убиретесь с наших земель,- зло прошептал лис, поднимая свою заднюю часть со снега. Ему уже порядком надоело быть тут вежливым, как там говорил Эйлейв? Нужно показывать характер. Одно лишь слово - Хоф вертелось в голове, готовое вырваться наружу и закончить конфликт. Навсегда.

Отредактировано Локк (25.05.2016 10:47:38)

+1

17

Сольве Хромой
От звука собственно имени, чёрный лис неуклюже прижал уши к голое, да так, что одно ухо так и осталось болтаться по ветру, слегка вывернувшись наружу. Повернувшись мордой к говорившему, травник узнал в белом лисе своего нового знакомого. Слегка помахивая чёрным хвостом, лис пытался прикрыть им всю огромную гору и пещеру за ними, что разумеется, было невозможно. Отпираться было глупо, и Сольве это понимал, но догадывался ли Локк, что его новый знакомый увидел нечто запретное или нет? Сольве взглянул  в карие глаза северного шамана – «Конечно же, догадался.»
- Д-да, я здесь…мне стало дурно на похоронах, вожак разрешил мне проветриться. – начал было лепетать неуверенно лис, но после его голос окреп. Подняв здоровую лапу, знахарь поправил ухо. – Мне захотелось посмотреть, как живут северные лисы. В этом суровом краю… Я поражён, как ловко вы выживаете здесь.
Сольве позволил себе лёгкую улыбку для расположения и усыпления бдительности собеседника, хотя знахарь подозревал, что с Локком такие трюки не проходят, но по крайней мере они не рычат друга на друга и это было уже замечательно.

Гунгнир Алый
Гунгнир спокойно взирал на завершение церемонии похорон. Разумеется, рыжего лиса не интересовали ни заунывные стенания по мёртвому вожаку севера, ни комки меха вокруг, которые беспокойно озирались, ища защиту в ком угодно, даже в чужаках.
Приосанившись, вожак западного дома лис ухмыльнулся себе в усы, чувствуя превосходство над остальными. Поодаль от него восседал ещё один вожак, Эндер. За сегодня они обменялись только парой дежурных и вежливых фраз, что не устраивало Алого. Ему хотелось заключать союзы. Такие, который возвысят его дом и помогут захватить новые земли.
От глобальных размышлений о переделке мира Гунгнира отвлёк голос его верного подручного. Слушая донесение, Гунгнир с не читаемым выражением на морде смотрел, как кору с мертвецами толкают по толстому льду по направлению к воде. Перед Алым был трудный выбор, если Сольве раскололся, то о союзе с северными лисами можно было забыть. С другой стороны этот чёрный калека наверняка вынюхал что-нибудь, что может пригодиться, и бросать его в лапах северных дикарей было бы расточительством.
Раздражённо дёрнув ухом, рыжый вожак пропустил половину из оскорблений Эйлейва и резко поднявшись на лапы, последовал за своим новоиспеченным советником, которому в скорее придется несладко, когда Алый научит его тому, как простым смертным следует обходиться с вождями.
- Веди.
Тихо рыкнул сквозь сжатые зубы Гунгнир и порысил вслед за Эйлейвом. Зачем? Лис и сам не знал, ситуация выглядела плохо с обеих сторон. Сзади раздался лёгкий треск, заставивший Алого повернуть голову и увидеть два куска коры на воде объятых пламенем. Прищурившись, вожак скрылся в темноте, продолжая свой путь к лагерю северного дома.

Гунгнир/Сольве
С каждой минутой ситуация становилось всё мрачнее. Сольве уже не пытался льстить и переводить разговор на другие темы. Локк судя по всему был в бешенстве и уже не впервый раз за сегоднюшнюю ночь, чёрный знахарь испытал страх. Кто он был? Простой лис знающих о травах и загробном мире чуть больше, чем все остальные. А белый лис перед ним был шаманом и весьма могущественным.
Впрочем, ситуация не улучшилась и с приходом подкрепления. Конечно, травнику стало легче, когда он увидел тщедушного Эйлейва и статного Гунгнира, но по прежнему с опаской косился на Локка, пока Алый взял своё слово.

Гунгнир не без интереса взирал на Локка. Этого белого лиса он видел первый раз, и честно говоря, искренне надеяться, что последний. Движения лапы шамана не ускользнули от цепкого взгляда вожака, который не подавал виду и лишь мрачно выслушивал истеричное тявканье северного пса, недостойного быть лисом.
- Слушай сюда, теневое отродье. – выплюнул Алый, надвигаясь на Локка. - Дома лис были созданы, как оплот противостояния клану Воронье перо. И если вы, жалкие каниты, которые отсиживаются в горах пока восток и запад проливает кровь у границ наших врагов, узнали что-то, что поможет нам одолеть этих хвостатых урнингов, то все дома обязаны это знать!
Глаза Алого налились гневом, вожака слегка потряхивало, шерсть на затылке воинственно топорщилась, а верхние губы уже не скрывали длинные и острые клыки канита, готовые вцепиться в горло шамана, прежде чем он попытается фыркнуть хоть слово.

Выход Гамлет. Или любого другого игрока, который сообщит о начале совета.

+2

18

Время шло, а брата до сих пор не было. Гамлет просто не находила себе места; никуда не могла спокойно смотреть, зрачки все время бегали по лисам и искали знакомую шерсть, но её нигде не было. Если бы знахарка только могла знать, что творится сейчас в лагере, ведь Локк увидел опасность и решил её устранить. Супергерой чертов, всегда ему все любопытно, но Гамлет обещала, что дождется его. Обещала ему и себе, а обещания нужно сдерживать. Лисица знала, надеялась, что у него сейчас все хорошо и нет угрозы для жизни, но быстрое биение сердца не давало до конца этому поверить. Он же родная кровь, а всякие чувства идут на расстоянии, да и Гэби знала, что, если он сказал, что вернется быстро, то он вернется, но его "быстро" было слишком томителтным. Старейшины уже начали собираться, чтобы начать совет и тут Гамлет срывается с места, убегая из толпы. Сопровождаемая странными взглядами, лисица бежала в сторону лагеря. Бежала так быстро, как только могла, но лапы провалились в снегу и она боялась не успеть до начала. А пока лиса бежала, то увидела у самого входа в лагерь Гунгнира Алого и сердце её остановилось, как и она. Дела были плохи. Локк был там совсем один, а этх - целая орава.

"Ты только держись, Локк. Я иду!"

Мысли вновь толкнули её на бег. Гамлет настигла лагеря и увидела остальных, врагов, как считала теперь сама. Она не понимала, о чем ведется разговор, но он явно не сулил ничего хорошего, если она не вмешается, а на то была причина - начало совета. Лисица выбегает на поляну и бежит к брату, буквально протискиваясь сквозь этих глыб. Развернувшись, она встала перед Локком и могла видеть всю "прелесть" картины.

- Не знаю, что здесь происходит, но оставь моего брата в покое! Ты... - она не стала договаривать, понимая, что может стать еще хуже, да и пришла она не для этого, чтобы разжечь еще больше конфликт. - Совет уже начинается. Если не хотите, чтобы сюда собрались все, то советую вернуться обратно, - достаточно твердо сказала Гамлет и развернулась к брату, махнув головой в сторону озера. - Идем, - и сказав это, лисица рысью побежала обратно, надеясь, что её все-же послушали.

+1

19

"И вот оно началось." У канита была всего секунда на то, чтобы закатить глаза, и он ей воспользовался. Конечно, а чего еще он ожидал от двух баранов, встретившихся на севере? Цивильных разговоров за поеданием очередного упитанного зайца? "Правда я сам вчера показал себя не с лучшей стороны, но хотя бы моя глупость не была настолько масштабной." Выбора не было - либо тебя запомнят как предателя запада, либо придется вновь вступить в бой с шаманом, с которым ты вроде как пытался построить новый мир и все дела в этом же духе. С тяжелым сердцем, Лейв встает по левую лапу от своего вождя, враждебно вздыбив загривок и обнажив клыки.
- Ростом не вышел, чтобы глотки всем перекусывать, белоснежка. Западник быстро облизнулся и принял более устойчивую позу, так как с Локком можно было ожидать чего угодно - и лиан в живот, и выпад вперед от самого зверя. Его действия он уже кое-как понимал, поэтому предотвратить ту или иную атаку мог, но вот с шаманизмом дела были бы плохи. Среди троих лис Красного Клыка лишь он, да Гунгнир знали худо-бедно магию, но на уровне "совсем плохо", поэтому также красиво ответить их отряд не сможет. А умело направленный отросток мог доставить гору неудобств, поэтому следовало следить еще и за лапами шамана, чтобы он чего-нибудь не накарябал здесь.
- Но Алый прав, Локк. Вы просто не имеете права скрывать такие вещи от всех, с учетом того, что благодаря подобной магии мы просто станем несокрушимыми. Север не сможет противостоять двум домам, даже с огнем. Восток будет не менее агрессивно настроен по отношению к вам, узнав, что кто-то пытается крысятничать среди братьев. Лис потерся подбородком о плечо, стараясь при этом не отрывать взгляда от чужих лап. Вождь успеет наброситься на него, если шаман совершит такую ошибку, как лобовая атака. А ко всему остальному тот был просто не готов, так как привык сражаться исключительно с обыкновенными противниками. - Если ты совершишь сейчас какую-либо глупость, то это навсегда подорвет твою репутацию во всех домах. Загонщик поддался чуть назад, напрягая задние лапы для возможного прыжка, но внезапно на месте действия появилась незнакомая лисичка, чем-то похожая на белоснежку. "Или все северные мне уже на одну морду." Недовольно сплюнув на снег, канит слушал краем уха незнакомку, все также не отрываясь от шамана. Сейчас единственная угроза шла от него.
- Самка права, Гунгнир. Западному дому ни к чему выставлять себя плохо на церемонии, пропустив ее. А с этим можно разобраться и после официальных мероприятий. К счастью, у нас есть преимущество в виде лис Эндера. Радостно клацнув клыками, Лейв дождался распоряжений своего вождя, после чего с уже спокойной душой развернулся боком к северному лису, стараясь расположиться поближе к Сольве в этом небольшом отряде. Ему было плевать на состояние черного знахаря, но ведь стоило проявить учтивость на будущее.
- Лапки трястись хоть перестали? Не боись, Гун ничего тебе не сделает за этот промах. Я с ним поговорю в случае чего. Доверительно подмигнув Хромому, загонщик специально замедлил шаг, чтобы пропустить вперед обоих западных канитов. Он не боялся идти последним, ведь так будет не только безопаснее для вождя в случае атаки сзади, но и можно было бы подслушать разговоры белышей.

+2

20

Не успел Локк толком сообразить, что тут происходит, как вожак западного дома двинулся прямо в его сторону. Стоит ли говорить о том, что мелкому лису было, мягко говоря, не по себе. И среди своих он был коротышкой, и каждый мог прихлопнуть его парочкой ударов, а тут перед ним развернулась цела гора мышц и мяса, которой потребуется, наверно, один удар. Да и Эйлейв вряд ли будет отсиживаться в сторонке или помогать чужаку, значит, противников уже двое, причем очень опасных. Внутри клокотал комок, который вопил ему бежать отсюда, не оглядываясь, как можно дальше. Инстинкт самосохранения. Этот парень точно чувствовал, когда своему хозяину были готовы устроить хорошую взбучку, но вот в противовес ему верно шла гордыня, нежно шептавшая, что Локии, черт возьми, выше этого и всех победит. Несмотря на безвыходную ситуацию, в голове еще гуляла надежда на победу благодаря шаманизму, поэтому, инстинктивно отодвигаясь назад, он постарался прикрыть заветный знак на земля, дабы был шанс показать себя.
Его мало волновала судьба двух других домов, хотя в глубине души канит их понимал. Если бы те раскрыли какую-нибудь тайну, то он был бы первым, кто попытается её разузнать, не важно как. Вот только сейчас стоял вопрос о его тайне и его родном севере, который захватить фелинам и своим же собратьям ничего не стоит, узнай они чуть больше. Да, территории незавидны, вряд ли у них есть такие планы, но понабрать пушечное мясо из мелких хищников или объединиться, чтобы отхапать себе кусок побольше в итоге, это пожалуйста. Небось спят и видят, как обвести своих промерзших до сердцевины соседей повыгоднее.
Пришли в чужой дом, выставляют свои условия, угрожают, так явно не нужно вести, когда хочешь заполучить союзника. Поэтому шаман отдался своему эгоизму, который сейчас был на самом пике. При таком раскладе он и правда был готов им больше глотки перегрызть, чем сотрудничать, ибо такие вопросы решаются открыто, тихо и мерно на совете, а не в тылу "друга", крысятничая и нападая. Зверь бы плюнул им в морды и рассмеялся, если был бы человеком.
Наш неудачник ретировался ровно до того момента, как его лапа поравнялась со знаком. И даже если кто-то из них захочет смахнуть почеркушку, голосовые связки шамана будут побыстрее. Его мелкие когти прямо-таки впились камень, не готовые сдвинуться ни на миллиметр дальше. В глазах страх полностью уступил решимости. Ну не убьют же его тут, честное слово, а в драках он участвовал, на клан Вороньего Пера нападал, так что его тушка уж переживет это как-нибудь. Но пасть не проронит ни слова о знаке, плевать на все их слова. Репутация ему не так важна, как безопасность окружающих, а эти пироманьяки спалят все вокруг к чертям, потому что их шаманизм просто ужасен. Как же они не могут понять, что не нужно никому тянуться к непостижимому их уму. И, раз уж на то пошло, эти знания - интеллектуальная собственность севера, которую они никому не обязаны рассказывать.
- Х,- начал медленно, как зачаток чего-то  большего, вырываться из пасти еле слышимый звук. Хоф закончит всю эту перепалку раз и навсегда. Но вот до носа внезапно долетел знакомый и родной запах, обладательница которого незамедлительно тут появилась. "О, Гэбриэл, убить бы тебя и похвалить одновременно."

Локк ничего не ответил свой сестре, лишь мягко кивнул головой и бросил парочку гневных взглядов на своих недоброжелателей. И пусть только попробуют учудить что-нибудь еще. Он решил пристроиться позади западников, чтобы проследить за их поведением, да и подождать одного из провинившихся разжигателей, который краем уха услышал слова самки.
- Знаешь, когда мы придем обратно, я устрою вам большие проблемы. Неужели вам не хватает мозгов проверить, если кто-то рядом, когда вы работаете с как бы секретной магией. Молитесь, чтобы они ничего не узнали, иначе я вам лично поотрываю уши,- по-старчески прошипел канит своему товарищу, не смотря в его сторону. Эйлейв очень сильно напрягал своей проницательностью и предприимчивостью, таких очень опасно иметь во врагах, но в друзьях, если честно, еще опаснее. Стоило ли думать, как с ним себя вести? И говорить ли старейшинам об этом инциденте? Вопросы очень хорошие.
Маленький отряд добрался до мечта без особых проблем, никто не дезертировал и не дрался, а это уже замечательно. Пока шаман решил особо не думать, а сосредоточиться на выборах, потому что это сейчас было самым важным. Расцветет ли север или его отправят гнить в самых низах полуострова? Локки пристроился ближе к началу, с радостью отмечая, что хотя бы Гунгниру досталось место, которое хорошо просматривается, и угрозы особо неоткуда ждать. Благо, лис по дороге успел шепнуть парочке своих знакомых иногда поглядывать за гостями, одному это было делать сложно, да и лишняя безопасность не помешает. Путь они не высказали желания нападать или срывать выборы, но, кто знает, вдруг Хромой решит предпринять попытку номер два.

+1

21

[icon]http://i5.imageban.ru/out/2016/06/17/9fd2b055027a5e216f51f2f5897efe28.png[/icon]
Большая часть лис северного дома бродили небольшими группками возле озера. Они медленно брели вдоль снежного берега, провожая останки правящего дома в последний путь. Тела уже не горели, однако из-за течения ещё не достигли пещеры, и не провалились в обрыв. Разумеется, в языческом мире полуострова в любом проявлении сил природы видели знаки, и если на похоронах что-то шло не по плану, то это всегда считалось к большой беде. Вот и сейчас белые, чёрные и золотистые лисы севера многозначительно переглядывались между собой, позволяя в полголоса обсуждать странную задержку.

Однако у другого края берега разворачивались более важные события, которые действительно предопределяют будущие события, нежели уходящие под воду трупы. Когда наш разношерстный отряд лис прибыл к берегу замёрзшего озера, старейшины, как и говорила Гамлет, уже собрались но свой совет. Многие из них видели более ста лун, но ещё больше встречали ещё только второе или третье лето. Старейшины сидели в кругу поодаль от толпы, которая жадно ловила обрывки разговора тех, кто решал сейчас судьбу дома.
- А я говорю, что Фрейр нами недоволен и требует молодого вожака!
Громкое рычание принадлежало золотистому лису с белыми пятнами вдоль всего туловища. Он был старейшиной всего год, но многие сидящие в круге одобрили его слова. Один из седых лис что-то тихо возразил, чем вызвал ещё больший гвалт среди сидящих в круге.
Резкий спор северных лис привлекал внимание западных и восточных гостей. У каждого дома были свои порядки, и обычно старейшины тёплых краёв вели себя более сдержано, чем их северные собратья.
- Довольно. - старый, но крепкий белый лис с чёрными лапами поднялся и обвёл присутствующих взглядом своих бледно-жёлтых глаз. Он и сам мог бы быть вожаком, если бы не изувеченная лапа, на которую он припадал. Тявканья и споры в круге смолкли, и все присутствующие задрали морды вверх, в сторону горившего.-  В нашем доме есть множество достойных семей, но только один достойный вести их всех. Я отдаю свой голос Северу, молодому шаману. - пара старейшин издали неодобрительный рокот, но старый лис лишь повысил голос – вы все знаете его заслуги, а я знаю его приверженность нашим старым традициям. Такой вожак нам и нужен.
Окончив свою краткую, но весомую речь, белый лис опустился на место, оставив после себя гробовое молчание. На пару минут был слышен лишь свист ветра среди снежных холмов, но прежде, чем кто-либо смог сказать что-то ещё, ветер донёс до канитов яростный крик, напоминающий о скрежете острых когтей по камням.

Некоторые лисы резко обернулись и навострили уши, но когда крик повторился ближе, уже все повставали со своих мест. Среди ночного тёмного неба возник огромный силуэт, быстро приближающийся к толпе. Прежде, чем кто-либо смог среагировать, огромная белая бестия пронеслась над головами лис и развернувшись в воздухе камнем упало на троих северных канитов у берега, схватив их своими лапами и взлетело вверх, сбрасывая пищащих лис вниз, на толпу.

+1

22

Раз никого больше нет. Но надо закончить
Его циклично одолевай какой-то странный животный страх, который присущ его собратьям тогда, когда их загоняют в угол. Локк старался не вертеть головой, чтобы образы чужаков на его земле как можно скорей унесся из мыслей. Да, его это напрягало. Его, который всю жизнь прожил в горах, не видя нормальной природы низа, его, который, завидев её первый и пока последний раз, сразу же влюбился в леса, поля, не обремененные камнями. И как же ему хотелось владеть этой роскошью, пусть даже Спорными землями. Наплевать. Хотя, насчет этого клочка территории, у шаманы были свои мысли. Он бы пошел туда, добровольно, но предварительно придумав что-нибудь в мерах безопасности. Канит не был знахарем, но ему казалось, что на этой земле могут расти какие-нибудь дурманящие растения, которые, по велению природы, что-то укрывают от любопытных глаз обитателей полуострова.
Локк старался смотреть вдаль, туда, где никак не хотели исчезать тела погибших лидеров дома. "Они будто бы протестуют, или наш окружающий мир протестует. Такое ощущение, что начинает рождаться нечто совершенно ужасное. И природа это чувствует и пытается донести это до нас. Эх, если бы была возможность спуститься к башне Фрейра, вдруг в его книгах написано не только про шаманизм, но и про нечто более важно. Предсказания? Советы? Кто знает, что этот мудрый Ворон мог оставить после себя."
Лис направил какой-то даже жалостливый взгляд на громко споривших старейшин, понимая, что только одни имя там звучит чаще всего - Север. Глаза попытались отыскать эта маленькую занозу, но заблудились в пёстром разнообразии шкур. Локк словно оказался совсем один посреди этой толпы. Эта шерсть окружающих, которая жила с ним всю жизнь, стала чужеродной из-за множество чужих запахов. Он и сам ими будто пропитался. "Противно." Вопреки своим ожиданием, он не увидел никого из своей семьи, только, показалось, мелькнул обрубок хвоста младшего брата, который с трудом решил присутствовать на сегодняшних похоронах. Хотя, мало ли чей это может быть обрубок.

Шаман прошел чуть подальше, чтобы больше не лицезреть мёртвые тела и чёрную, пугающую гладь воды. Почему-то именно она, не огонь, вызывала у него животный страх. Ему будто вставили не те чувства не к тем явлениям. Но что мог поделать простой зверь, когда, при взгляде на воду, ему казалось, что та затягивает его. Что она не прозрачная и гладкая, а липкая, чёрная, содержащая в себе все их пороки. Эта пучина, такая мёртво-неподвижная и молчаливая, разительно отличалась от живого, подвижного огня, который не мог ничего скрывать в себе, лишь уносить чужие секреты. А озеро таило в себе какую-то неизведанную и пугающую тайну, которую Локку пока не очень-то хотелось разгадывать.
Канит нашел себе более ли менее пустое место. Все всё равно были слишком сильно увлечены беседой, чтобы видеть, как иногда подрагивают лапы у кандидата на вожаков. Но тот просто боялся за дом, что с приходом к власти Севера он развалиться, станет открыт всем ветрам, и тогда в этих гордых и независимых горах поселится влияние их "друзей" или, что хуже, феленов. Это была не очевидная перспектива, но если шанс есть, не стоит относиться к нему легкомысленно. Локк твердо знал, что лидерских и чем-то агрессивных качеств мелкому лису не хватает. У него никогда не будет стальной лапы, нового направления передовой мысли, живости, несмотря на возраст, а все это хранила в себе не такая уж и старая тушка Локка, который сейчас находился в сильном упадке. И его будто бы прошибло в одну секунду, не понятно почему. Возможно, именно тогда главный старейшина закончил свою речь или только начал, но сердце зверя как-то сжалось от тоски, словно в эту секунду его лишили самого лакомого куска. "Ну и пусть.. пусть.. Я все равно не остановлюсь. Живут же одиночки себе.. Я просто обязан забрать эти книги, чтобы защитить всех от этих глупых феленов, которые представляют огромную угрозу. Крылаты, конечно. В наши времена нельзя выбирать нейтральную тактику, нужно действовать. Лучшая защита - нападение, а нам уже недвусмысленно намекнули на то, что начались не самые простые времена.."
Внезапно мысли шамана прервал жутчайший крик. Локк обернулся на него чуть ли не первым, хоть и не был готов к такому повороту. Но его голова никак не давала сообразить, кто же был перед ним. Птица, но не чёрная, как Ворон, а практически белоснежная бросалась в глаза на этом тёмном небе. Слишком большая, чтобы быть обычным животным. "Бестия? Но. Это же не может быть Гармия? Как? Её не видели тут столько лет, да и я думал, что она меньше.." К сожалению, темнота вокруг и всеобщая паника, которая отражалась в том, что канита каждую секунду кто-то пытался сбить с лап, не дали тому нормально разглядеть пришельца, но эти звуки, которые пробирают насквозь даже глухого, могут принадлежать только белой летучей мыши. Кто еще способен их издавать?
Несмотря на зародыш страха, клокочущий внутри, лис оставался некоторое время неподвижен, блестящими от какой-то мании глазами наблюдая за величественной бестией. Но, когда та бросилась на его сородичей, возвышенное благоговение сменилось неким недовольством. Он внутри себя чувствовал, что достоин быть недовольным, словно эта тварь нарушила какой-то его приказ. Не страх. Его больше не было в его груди ни капли. Рядом с ним кто-то упал с тупым звуком, который заставил хвост поджаться. Он же не сломал себе что-нибудь? Череп, например.. Было бы неприятно. Нов ту секунду канит опомнился от своих странных мыслей и подбежал к пострадавшему лису, чтобы хоть как-то помочь. Но он и не думал спускать глаз с неба. Планы этой бестии были неизвестны, поэтому стоило перестраховаться. Но и раненых бросать ей на растерзание было нельзя."Мохрех, да что она вообще здесь забыла."
- Надо спрятаться от неба!- как-то слишком тихо для крика выудил из себя шаман, все еще глядя на Гармию. Это расплывчатое понятие "спрятаться от неба", очевидно, означало "найти какое-нибудь укрытие". Конечно, есть вероятность, что пришелица захочет выковырять оттуда канитов, но, с другой стороны, зачем ей это? Едва ли она их есть, это понятно по её долгому отсутствию, а вот просто ради забавы лишать жизней своих "почитателей" было бы неразумно. Это явно должен был быть какой-нибудь.. знак? Предзнаменование или что-то в этом роде. Что кто-то неправ?
Немного самодовольная и радостная мысль подкралась к задворкам сознания. А что если это было недовольство по поводу их фаворита, Севера?.. Такое же вполне могло, учитывая такую странную тишину у старейшин, будто они все решили. Но сейчас Локку не хотелось об этом думать, намного полезнее об этом думать было старейшинам, а наш герой лишь питался хоть как-то помочь упавшим с неба, пока бестия не вспомнила о своих жертвах.

0


Вы здесь » Последний клан » Северные земли » Похороны (сюжет)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC